Мой официальный сайт

"Я человек  на мотоцикле"                                          Дмитрий Марьянов

 

                                                                         

 

  Что-то пишут...

Интервью на радиостанции "Эхо Москвы" (12/12/04г)

Э.НИКОЛАЕВА – Полку суперменов прибыло. В компанию к Вдовиченкову, Певцову и Гоше Куценко попал теперь и Дмитрий Марьянов. В сериале «Боец», который идет на REN TV, он сыграл собственно бойца – сильного человека по имени Максим Паладин. Дмитрий в образе этого Максима всех там поколотил, всех морально победил и вообще нашел силы на все, на что нужно было силы эти самые найти. Теперь наш герой в студии «Эха Москвы» целый и невредимый. Дим, привет!
Д.МАРЬЯНОВ – Привет!
Э.НИКОЛАЕВА – Дмитрий, какого черта супермены бывают только в кино?
Д.МАРЬЯНОВ – Слушайте, ну…
Э.НИКОЛАЕВА – Да, вопрос поставил практически в тупик.
Д.МАРЬЯНОВ – По крайней мере, я так не ожидал. А на самом деле, да, ведь отъявленных негодяев гораздо больше в жизни…
Э.НИКОЛАЕВА – Да.
Д.МАРЬЯНОВ – … чем таких людей. А, может быть, их поступки, вот негодяйские больше заметны, чем такие, героические?
Э.НИКОЛАЕВА – Геройские какие-то.
Д.МАРЬЯНОВ – Геройские, да, они, наверное, просто в повседневной жизни как-то раз так… Нам кажется, что ничего особенного, а на самом деле это – поступок.
Э.НИКОЛАЕВА – Поступок? А мы привыкли уже, поступков этих так у нас прямо…
Д.МАРЬЯНОВ – Не то, чтобы их много, но… Да, нет, наверное, мало героев, действительно. Слушайте, я как-то действительно не обращал на это внимание, не задумывался.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Ну, ладно, в общем, на негодяев…
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, идя по улице, я очень редко… Вот последний раз я сам разнимал драку, когда ехал на мотоцикле год назад.
Э.НИКОЛАЕВА – Да? Что за ситуация была, Дим?
Д.МАРЬЯНОВ – Просто кто-то кого-то подрезал… на дороге… Кто-то кого-то подрезал… Два мужика здоровых стоят, машутся, и все проезжают мимо, они стараются их объехать, потому что пробка, две машины. Где-то в районе Белорусского вокзала стоят, махаются, и одному, и другому тоже надоело и устали…
Э.НИКОЛАЕВА – А уступить никто не хочет.
Д.МАРЬЯНОВ – Никто не хочет, конечно. И остальные почему-то проезжали мимо.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, в общем, Дима… Ты вмешался?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – Ты сказал: мужики, ну, чего!
Д.МАРЬЯНОВ – Хорошо, хорош. И они причем с таким наслаждением перестали драться.
Э.НИКОЛАЕВА – Пожали друг другу руки.
Д.МАРЬЯНОВ – Не то, что… Они чего-то там пару раз.., послали даже друг друга как-то вяло.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, вот, значит, мы выяснили, что супермены у нас бывают не только в кино, как оказалось, и в жизни. Как назвать жанр сериала «Боец»? Фантастический боевик? Уж больно сюжет такой, фантастический.
Д.МАРЬЯНОВ – Вот, в общем, наверное, так на самом деле оно и есть.
Э.НИКОЛАЕВА – Так вот бывает, да? Оказывается, новый жанр открыли.
Д.МАРЬЯНОВ – Да. Выжимка такая, тоже хочется… Мне нравится, вот подобные вещи, они, на самом деле, направлены на эмоцию. Это фильм не про сюжет, это фильм про эмоцию. Как например, спектакль «Юнона и Авось».
Э.НИКОЛАЕВА – Душевный порыв такой.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, один танец вот моряков чего стоит, ради этого туда можно прийти и посмотреть это все. Вот это – эмоция, которой не хватает в нашей жизни. Вот открытая мужественность такая, неприкрытая ничем. По пояс голый стоит, машет. Я смотрел, ах, я когда-то сам танцевал, ух! Вот не хватает такого.
Э.НИКОЛАЕВА – Так, отлично. Так, Дмитрий, сейчас мы развенчаем Ваш образ супермена. Рубрика «Блиц». Коротко о Вас. Вы ведь родом из «Ученой обезьяны», да, Дим?
Д.МАРЬЯНОВ – Да.
Э.НИКОЛАЕВА – Да. А почему в «Ученой обезьяне» верховодил Лысенков и там, Саша Жигалкин.
Д.МАРЬЯНОВ – Не, не, Вы сейчас путаете, путаете. В «Сам себе режиссере» был Леша Лысенков, а там была рубрика: Театр «Ученая обезьяна» представляет.
Э.НИКОЛАЕВА – Ага! Т.е. вы – самостоятельная единица?
Д.МАРЬЯНОВ – Мы – самостоятельная единица были, с ребятами придумали эти шутки.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, Жигалкин…
Д.МАРЬЯНОВ – Жигалкин, Эдик Радзюкевич, Хардиков, да… Мы придумывали это все, но у них было больше времени, и поэтому они остались там… они озвучивали эти все сюжеты и т.д. И потом это все как-то само собой…
Э.НИКОЛАЕВА – Дим, ну, по-моему, вы тоже там, вот все эти закадровые всякие смешные сюжеты…
Д.МАРЬЯНОВ – Нет. У меня там, может быть, пару-тройку передач я озвучивал.
Э.НИКОЛАЕВА – А! Раньше была «Ученая обезьяна», вы там театрализованные… что-то… смешные разыгрывали.
Д.МАРЬЯНОВ – Вот-вот, там придумывали сюжетики и сами их снимали.
Э.НИКОЛАЕВА – И сами снимали, помню. Потом, значит… Ну, что, и тем не менее, руководил всем этим хозяйством Лысенков. А вы как, сами – лидер по натуре или нет? Вот к чему я все клоню.
Д.МАРЬЯНОВ – А! К этому!
Э.НИКОЛАЕВА – Конечно. Вы – не лидер ли по натуре?
Д.МАРЬЯНОВ – Слушайте, я, честно говоря, не задумывался… Да, я подстраиваться, конечно, не сильно люблю… Но, вот прямо так, чтобы из кожи вон…
Э.НИКОЛАЕВА – Лидерствовать!
Д.МАРЬЯНОВ – Лидерствовать – где? Смотря, где. Где? Чтобы – что? Вот не понимаю.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, в чем-то.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, в чем-то, в чем?
Э.НИКОЛАЕВА – Так, между собой, вот так вот.
Д.МАРЬЯНОВ – Понятное, дело, что идет всегда момент соревнования, соперничества такого в любом месте, конечно. Ну, тогда это… А кто там лидер, кто не лидер, это же потом все…
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно, расставит по своим местам.
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно. На самом деле, мне хочется быть, может быть, лидером, я пытаюсь в профессии, там что-то лучше сделать. А даже не понимаю, что значит – лидер? Лидер был у нас вот… Картавый гений наш был.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, такие примитивные системы соревнований? Там, машины, женщины, виллы? А у вас, у артистов какие между собой?
Д.МАРЬЯНОВ – Это - примитивные виды соревнований, машины, женщины…
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, конечно, это же все очень убого.
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – А что в этом?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, в этом ничего нет постыдного.
Э.НИКОЛАЕВА – А у вас-то как, у артистов? В чем?
Д.МАРЬЯНОВ – Так, я говорю, то же самое. Так все то же самое.
Э.НИКОЛАЕВА – В таланте, в ролях, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, там еще сложнее есть такая фигня, потому что всем кажется, ты мог бы лучше сыграть. На самом деле, ошибка. Когда ты смотришь, думаешь: что он играет? Вот я бы сыграл!
Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, да.
Д.МАРЬЯНОВ – И вдруг начинается, такая возможность предлагается тебе, и ты так… Опаньки, а это на самом деле, не все так просто, как кажется. И поэтому момент того, что люди думают, что они более талантливы, почему-то думают, что снимают… Почему снимают не меня, а почему-то снимают его, или там, ему дают эту роль, а не мне. Вот здесь возникает кошмарный вопрос.
Э.НИКОЛАЕВА – Ладно, это мы еще вернемся к этому кошмарному вопросу. Там ниже у нас есть такая тема. А сейчас, Дим, Вы по-прежнему в Ленкоме, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, я полтора года расстался.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, Вы, получается, там не дождались значимой роли?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, у меня были хорошие роли.
Э.НИКОЛАЕВА – Какие роли были?
Д.МАРЬЯНОВ – Спектакль «Две женщины» Мирзоева Владимира Владимировича, это «Месяц в деревне» по Тургеневу. В «Жестоких играх» меня ввели. Мне очень нравилась эта роль. Ну, в общем, на самом деле, конечно, не густо.
Э.НИКОЛАЕВА – Не густо… Ну, т.е. чего-то вот такого супер-пупер не было, да, чего бы хотелось?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, хотелось бы многого, но просто за 11 лет было совсем мало.
Э.НИКОЛАЕВА – В другом театре Вы сейчас обосновались, Дим?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет. Я нахожусь сейчас в антрепризе, но у меня 5 названий антрепризных спектаклей. Причем не за один из них мне не стыдно. Пахота такая, что как бы… Но при этом у меня там один из главных или главные роли.
Э.НИКОЛАЕВА – А где лучше платят: в театре или в телесериалах? Это называется, вопрос на засыпку.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, конечно, в академическом театре, может быть, там народные какие-то, там и получают. Я просто не знаю, я в ведомости никогда не заглядывал и не интересовался.
Э.НИКОЛАЕВА – Сколько получает Инна Чурикова?
Д.МАРЬЯНОВ – Я не знаю. Честно. Я не заглядывал в ведомости, и мне кажется, это – плохой тон. Могу сказать, конечно, больше платят, и в антрепризе больше. Хотя, с другой стороны, могу сказать, снимался вот, например, фильм «Смеситель», такой. Мне понравилась компания, мне понравился мой персонаж, который там был, и я снимался просто, ну, за смешные деньги. Даже то, что я получил за этот фильм, это, в общем, приблизительно месячный оклад с премией в театре Ленкоме. И абсолютно нормально, мне понравился материал…
Э.НИКОЛАЕВА – А сколько, кстати, в Ленкоме месячный оклад с премией?
Д.МАРЬЯНОВ – Я не знаю сейчас уже.
Э.НИКОЛАЕВА – Уже забыл?
Д.МАРЬЯНОВ – Цифры называть мне не очень хочется.
Э.НИКОЛАЕВА – Хитрый. Так и скажи, называть цифры не хочется, а не надо так: я не знаю.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, я не хочу называть цифры.
Э.НИКОЛАЕВА – Вот, это другой разговор, мужской. Сколько раз, Дмитрий, Вы отжимаетесь от пола?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, сейчас, так без тренировок, ну, раз 50-60.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, что, кровожадные зеки, смотрящие по зоне, взрывающиеся миллионеры, бандиты-убийцы. Почему, по-Вашему, такие персонажи безотказно работают на нашем ТВ, ну, в этих самых телесериалах? «Боец» ведь идет с хорошими рейтингами.
Д.МАРЬЯНОВ – Хорошие, да?
Э.НИКОЛАЕВА – Да, хорошие рейтинги.
Д.МАРЬЯНОВ – Я даже не знал.
Э.НИКОЛАЕВА – Достойные, приличные.
Д.МАРЬЯНОВ – Это хорошо.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, ну? Почему именно такие? Повторить, да? Кровожадные зеки, смотрящие по зоне, взрывающиеся миллионеры, бандиты-убийцы. Именно вот эти все персонажи, знаешь, набор такой, стандартный. И они работают на нашем ТВ, вот эти все персонажи. Интересно на них смотреть.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, они – колоритные личности. И судя по количеству сидящих или сидевших в нашей стране, очень многое знает про это. Но очень многие знают, на мой взгляд, вот… Подрастающее поколение, как сейчас ни пафосно будет звучать, по-моему, не совсем правильно и четко представляет себе вот эту жизнь, поэтому…
Э.НИКОЛАЕВА – Т.е. ты считаешь, сейчас время этого старого советского, дикого прошлого прошло, когда вся страна сидела в тюрьме? Сказала я. В старых дворах вот, кого ни спросишь, все друзья – по тюрьмам.
Д.МАРЬЯНОВ – Так и сейчас, сколько еще… Вот я сейчас был на этой зоне, мы полтора месяца там сидели, в зоне строгого режима. Ну, там, только в этой зоне 3,5 тысячи, а их там сколько? Огромное количество. Сколько там народу у нас сидит. Там 10 млн. что ли или сколько?
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно, ну, в общем, тем не менее эти типажи, они все хорошо продаются и хаваются публикой, грубо выражаясь.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, конечно, ну, что, если будет там бомж-убийца, ну, интересно за ним наблюдать, вероятно. Или ботаник-убийца. Но это – фильм ужасов уже такой.
Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. В «Бойце», я так понимаю, добро так и не восторжествовало, да, Дим? Главный герой, как бы вот ты, выигрывает по очкам.
Д.МАРЬЯНОВ – Да.
Э.НИКОЛАЕВА – Такого победителя нет?
Д.МАРЬЯНОВ – Нету. А, на мой взгляд, это – специально. Мы с режиссером, с Женей Серовым, мы убирали этот супер-пафос, который сейчас есть в каких-то тоже сериалах. Не знаю, как у нас получилось, но мы, по крайней мере, так хотели. Знаете, есть пафосное кино. Есть. Например, вот «Отважное сердце», грубо говоря, вот – это пафосное кино. А здесь идет бытовая история, бытовой рассказ, и вдруг начинаются пафосные какие-то проявления или там игра актеров пафосная, то как-то думаешь: чего-то не то все. Хотели все как-то приблизить как можно ближе…
Э.НИКОЛАЕВА – К жизни.
Д.МАРЬЯНОВ – … как можно ближе к жизни. И так понятно, что надуманности там много и т.д. Хотя, честно могу сказать, что вот там по зоне консультировались и эти, эти… Конечно, там есть так называемые косяки, которые там мы напороли, но от этого никуда не уйти, потому что это же не документальное кино. Есть такое понятие – художественный вымысел. Специально нужно сделать какие-то преувеличения либо там наоборот, чтобы создать художественный образ. Потому что если хотите посмотреть жизнь – «Петровка, 38», «Частный детектив», там, пожалуйста, посмотрите вот эти передачи и насладитесь...
Э.НИКОЛАЕВА – Жизнью?
Д.МАРЬЯНОВ – Жизнью, да.
Э.НИКОЛАЕВА – Бытовухой!
Д.МАРЬЯНОВ – Бытовухой, да. Все-таки это же – искусство хоть какое-то, образ.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно, а должны заплатить-то? За трюки-то? Опасно ж-таки. Падение с машин, ну, и драки, конечно.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, я вылетал… Вот этот взрыв дома Варшавского, вот человек отлетает – это я.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну! Отдельная плата.
Д.МАРЬЯНОВ – Мне, на самом деле, поскольку я работал с двумя постановщиками, это - Дмитрий Николаевич Тарасенко и Юра Сысоев, очень хорошие ребята. И когда… Мы стали с ними очень хорошими друзьями, приятелями, насколько я надеюсь. И я просил сам сделать что-то, даже не в погоне за длинным рублем, а мне интересен вот процесс сохранения вот этого образа. Не оттого, что вот там каскадер это сделал или Дима Марьянов пошел на трюк там чего-то откуда-то, а вот с момента выпадания и вот этого взрыва… Как боюсь, не Дима Марьянов боится, а как боится вот тот персонаж. И вот продержаться там 3-4 секунды…
Э.НИКОЛАЕВА – В образ войти так.
Д.МАРЬЯНОВ – Не выйти. Наоборот, не выйти.
Э.НИКОЛАЕВА – Не выйти из образа.
Д.МАРЬЯНОВ – Не выйти, не выйти из него. Вот, например, когда там снимали «Ростов-папа», я там падал со второго этажа рынка, естественно, в коробке.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, да.
Д.МАРЬЯНОВ – Дмитрий Николаевич Тарасенко, он сказал: «Ну, если что, то…» – он немножко заикается, когда волнуется, особенно. Он понимает, что я это делаю первый раз, он говорит: «Ну, если что, - давай, я упаду, не проблема». Но мне хотелось самому, вот реально, вот попробовать, что такое там…
Э.НИКОЛАЕВА – Там страховка-то была, Дим?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, внизу коробки.
Э.НИКОЛАЕВА – Коробки? Просто коробки?
Д.МАРЬЯНОВ – Коробки, конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – А этих натяжных никаких не было?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, Вы что, с ума сошли?
Э.НИКОЛАЕВА – Со второго этажа-то на коробки… Это уже… Уже что-то отобьешь.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, да, в принципе можно. И я должен там говорить так: «Это же его папа, папа! Мама, мама!» И я переворачиваюсь через перила, у меня организм переворачивается, и он падает. Я первый раз, раз, буфф, упал. Пауза. Я-то доволен остался, потому что я это сделал. Дима подходит и говорит: «Дмитрий Юрьевич, на трюк пошел!» Т.е. вот это вот как раз и не сумел я сделать. Вот. На втором я это сделал. Мне вот этот момент интересен, мне вот важно, как для самого себя, для Дмитрия Марьянова…
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, да, ощутить полноту.
Д.МАРЬЯНОВ – Удержать, вот это удержать до конца. Хотя и страшно, конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – Артисты, блин. С вами как сложно-то. Так глядишь, какие нюансы. Хочу предупредить радиослушателей «Эха Москвы». Все, кому нравится Дмитрий Марьянов, собираются на этой же частоте сразу после новостей и рекламы. We’ll be back.
НОВОСТИ
Э.НИКОЛАЕВА – Итак мы возвращаемся в студию программы «Какого черта!». И у нас в гостях Дмитрий Марьянов – человек, который всех победил в сериале «Боец». Дим, ты смотрел все эти предтечи «Бойца»: «Антикиллер», «Бандитский Петербург», «Бумер»?
Д.МАРЬЯНОВ – «Антикиллер» смотрел, «Бумер» смотрел, «Бандитский Петербург» - не все.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, понравилось?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, что-то понравилось, что-то нет.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, что понравилось больше, «Бумер» или «Антикиллер»? А что не понравилось больше?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, не понравилось… В «Бумере» мне не понравилась тематика.
Э.НИКОЛАЕВА – Бандитская?
Д.МАРЬЯНОВ – Да. Мне очень не понравилось вот, как фильм «Бригада» очень хорошо снят. Все фильмы очень хорошо сняты. Вот реально, ребята очень хорошо работают, просто на загляденье. Но тематика… Блин, но не хочется мне видеть… Я, может быть, с гражданской позиции с какой-то могу сказать, что реально, но не хочется мне видеть…
Э.НИКОЛАЕВА – Героизированных?
Д.МАРЬЯНОВ –Героизированных бандитов. Да. Но не хочется. Потому что приходят туда, в зону там попадают и чего? Половина, посмотрите там, кладбища в Курске, в Курганске, целые кладбища отдельные сделаны для «бригадиров» для этих.
Э.НИКОЛАЕВА – Кошмар.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, конечно. Мы снимались под Серпуховым. Едем, и стоит, ну, поселок из красного кирпича вот этих новых коттеджей без окон, без дверей. Все заросло! Вот говорят, вот это – бригадные дома …
Э.НИКОЛАЕВА – Всех положили?
Д.МАРЬЯНОВ – Уже двоих-троих домов, он сказал, что пятых хозяев положили.
Э.НИКОЛАЕВА – Господи!
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – Просто какой-то рок!
Д.МАРЬЯНОВ – Да не рок, это они сами избрали такую судьбу себе. Ну, может, показать, что есть другая какая-то… Как Марк Анатольевич говорит: а книжки читать не пробовали?
Э.НИКОЛАЕВА – Вот я и хотела сказать, кстати, вопрос даже продумала заранее. Две профессии мне всегда были непонятны. Это – бандиты и актеры. Вот, Дим, зачем быть бандитом, если они так мало живут? Это, кстати, к твоему рассказу. А актеры? Зачем вам это актерство? При Ваших способностях и артистизме Вы могли бы такие дела ворочить.
Д.МАРЬЯНОВ – Стать хорошим бандитом?
Э.НИКОЛАЕВА – Да, нет, ну, просто можно аферистничать. Все эти люди бизнеса, же половина, очень хорошие артисты. А так, всю жизнь в поисках средств к существованию. Не так ли, Дмитрий?
Д.МАРЬЯНОВ – Слушайте, ну, я что-то как-то не задумывался, ей Богу.
Э.НИКОЛАЕВА – Решил для себя строго, что бандитом я точно быть не буду, потому что я уже вот в этой профессии.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, я же не знал еще, я вот, например, очень хорошо занимался…
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, какой настырный. Способности были? Показывал хорошие результаты, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, я хорошо игрался там. Да, и мне это нравилось, реально, да, поэтому чего было бы неизвестно, а сейчас когда, с одной стороны, это, конечно, на самом деле лень. Потому что когда я был маленьким, мне казалось, что артистом быть очень просто. Поскольку, ну, мне нравилось заниматься акробатикой, собственно, не сильно напрягаясь. Ну, потом там начались…
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, паясничал там.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, паясничал вообще прекрасно, дурака повалял великолепно.
Э.НИКОЛАЕВА – Цирк устроил там.
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно, что-то делаешь дома с друзьями, что-то делаешь на сцене, а практически это все то же самое. Ну, а потом начались какие-то репетиции, начинается что-то еще, потом вдруг дают роль, которая тебе не очень удается.
Э.НИКОЛАЕВА – Не ложится она тебе.
Д.МАРЬЯНОВ – Не ложится, а режиссер от тебя требует, блин. И начинаешь понимать, чего-то здесь вообще…
Э.НИКОЛАЕВА – Тяжелый труд.
Д.МАРЬЯНОВ – А уже поздно, а уже ничего другого-то делать не умеешь!
Э.НИКОЛАЕВА – Уже есть профессия.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, и ты понимаешь: да, кошмар какой! Придется здесь уже что ли пока…
Э.НИКОЛАЕВА – Придется пахать.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, придется, пока всем не надоест то, что ты делаешь. Вот мне исполнилось недавно 35 лет, и я не знаю…
Э.НИКОЛАЕВА – Поздравляю, Дим, 1 декабря, кстати.
Д.МАРЬЯНОВ – 1 декабря, да. И уже там, три интервью я дал в газеты, еще передача какая-то была… И почему-то все три корреспондента спрашивали: скажите, а вот после 35-ти Вы не собираетесь поменять профессию?
Э.НИКОЛАЕВА – Переломный какой-то момент.
Д.МАРЬЯНОВ – Слушайте, неужели я все так погано делаю, что…
Э.НИКОЛАЕВА – Надоело, может, просто, бывает знаете …
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, или другим надоело то, что я делаю?
Э.НИКОЛАЕВА – Не, я думаю Вам самому.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, пока еще нет.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно, вот и ответил Дмитрий, с чего это он вдруг решил, что он актер, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, вообще, кто сказал, что я – актер? Я очень к себе так отношусь…
Э.НИКОЛАЕВА – Критически.
Д.МАРЬЯНОВ – Критически, да.
Э.НИКОЛАЕВА – Но ведь Вы у Рязанова снимались, Дим, «Дорогая Елена Сергеевна». Кстати, кого Вы там играли?
Д.МАРЬЯНОВ – Подонка.
Э.НИКОЛАЕВА – Подонка.
Д.МАРЬЯНОВ – Подонка, подонка. Да, так вот к предыдущему вопросу. На самом деле, только недавно начинаешь осознавать то, что ты делаешь. Вот нужно там поработать над образом. Ну, так сейчас могу перечислить все эти штуки.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, давай, интересно.
Д.МАРЬЯНОВ – А до этого все, что там было, это было так, это…
Э.НИКОЛАЕВА – Балдешь.
Д.МАРЬЯНОВ – Да. Я не понимал, что я делаю. Ну, делал себе и делал. Мне казалось, что это было прекрасно, легко, гениально. Потом понимаешь, что, да, не все это было легко и не все гениально, к сожалению. Кошмар какой.
Э.НИКОЛАЕВА – Вы пересматриваете свое собственное творчество, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Ужас, ужас.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, и что? И что же, в чем стыдно, какие-то есть?
Д.МАРЬЯНОВ – Знаете, сейчас уже ни за что не стыдно.
Э.НИКОЛАЕВА – А! Сейчас уже…
Д.МАРЬЯНОВ – Сейчас уже… Вот это, как говорил Ростислав Плятт, его спросили: а как вот Вы относитесь? Он говорит: вот сейчас? Хорошо. Потому что изменить ничего нельзя.
Э.НИКОЛАЕВА – Поэтому, чего душу мотать.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, что было 50 лет назад, у него уже спросили потом, когда он уже снимался. Он посмотрел: ну, да, я так жил, я так верил. Я так умел. Поэтому вот меня так греет вот это высказывание.
Э.НИКОЛАЕВА – Он Вас спас просто.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, от ужасной депрессии.
Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо, мы затронули бандитскую тематику, Дим. Давайте немножко продолжим, а потом перейдем опять к творчеству. Ну, и как Вы, счастливы, что внесли свою лепту в эту животрепещущую тему вот этого бандитизма. Там всякий «Боец», «Антикиллер», «Бумер», по очереди. Или Вы считаете, что это не совсем такая у Вас стезя?
Д.МАРЬЯНОВ – Так, нет, куда я внес лепту, какую?
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, мы говорили про фильмы, про бандитов, про эти дома. И вот Вы сейчас в этом «Бойце» тоже снялись, да? И вроде как такой весь тоже из себя герой. Ну, не бандит, но тоже всех мочит. Ну, вот я и говорю, Вы счастливы?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, он-то защищается. Не трогали бы его и он бы никого не трогал.
Э.НИКОЛАЕВА – А! Пойди в суд! Наш советский суд – самый гуманный суд в мире. Напиши исковое заявление, чего всех мочить-то сразу направо – налево?
Д.МАРЬЯНОВ – Так он же немой, он говорить не умеет. А писать, это очень долго. Вы сами понимаете, что это, к сожалению, дело такое… Иногда бывает проще… Это вот у Виктора Цоя: что будет стоить тысяча слов, когда важна будет крепость руки.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, ладно, я поняла.
Д.МАРЬЯНОВ – К сожалению, так. Это государство, которое… Уже веками это все создавалось, и ломать это можно только, к сожалению…
Э.НИКОЛАЕВА – Ударом.
Д.МАРЬЯНОВ – Только такими, да…
Э.НИКОЛАЕВА – Крепкими пальцами настоящего бойца.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, да, ну, к сожалению, блин.
Э.НИКОЛАЕВА – Дмитрий Марьянов в программе «Какого черта!». В сериале «Боец» у него – главная роль. Дим, а какого черта все так натурально в наших бандитских сериалах? Можете сказать?
Д.МАРЬЯНОВ – Так это хорошо.
Э.НИКОЛАЕВА – Чтоб страшно было?
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно. А чего?
Э.НИКОЛАЕВА – Но смотрите, ведь вспомните, ведь был же на том же REN TV замечательный сериал, такая светлая бандитская сказка «Next». И почему его традиции забыты?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, подождите, что «Next» - сказка, что «Боец» - сказка. Просто одна – добрая сказка, а вторая – реальная, скажем, но не добрая сказка, сказка не со счастливым концом. Сказки тоже бывают разные. «Сказка об оловянном солдатике» – прекрасная сказка. Чего же хорошего там? Оба погибли. «Белоснежка и семь гномов». Нормально, мачеха говорит: «Иди, убей свою дочь!» И отец пошел ведь!
Э.НИКОЛАЕВА – Ужас какой!
Д.МАРЬЯНОВ – Слушайте, прекрасная сказка. Да.
Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо, понятно. Что мы тут вообще, собственно, умничаем. Актеры, небось, в очереди стоят, чтобы попасть в любой телесериал: хороший, плохой, бандитский, не бандитский. Были у Вас, Дим, случаи, когда Вы отказывались от роли?
Д.МАРЬЯНОВ – Да. Да, конечно, много.
Э.НИКОЛАЕВА – И что же это?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, не ложится вообще никак, при всем желании…
Э.НИКОЛАЕВА – Заработать денег.
Д.МАРЬЯНОВ – Заработать денег, да, если быть честным. Ну, не надо говорить, что я не люблю деньги или кто-то там, например, что это мусор, это все… А есть-то как-то надо. Ну, что…
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, и отдыхать опять-таки. Вот сейчас на Новый год-то, куда поедете отдыхать-то, Дим?
Д.МАРЬЯНОВ – Да. У меня Елки.
Э.НИКОЛАЕВА – Елки?
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно. Банально.
Э.НИКОЛАЕВА – Дед Мороз?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, почему? Гномик.
Э.НИКОЛАЕВА – Гномик. Хорош, гномик. Сколько росту-то?
Д.МАРЬЯНОВ – Так мало того, могу сказать, что есть еще гномики вместе со мной Марат Башаров …
Э.НИКОЛАЕВА – 7 гномиков.
Д.МАРЬЯНОВ – … Гоша Куценко, Валера Еременко…
Э.НИКОЛАЕВА – Ни хрена себе! Куда такие гномики ходят?
Д.МАРЬЯНОВ – Вот они там и ходят.
Э.НИКОЛАЕВА – Наверное, по супер-пупер, наверное, каким-нибудь тусовкам.
Д.МАРЬЯНОВ – Приходите, посмотрите.
Э.НИКОЛАЕВА – В Театре Эстрады что ли, Дима?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, в «Сатириконе» мы будем играть. 2, 3, 4, 5-го, по-моему, так мы будем играть.
Э.НИКОЛАЕВА – И что вы там играете-то?
Д.МАРЬЯНОВ – «Белоснежка и семь гномов».
Э.НИКОЛАЕВА – Вот они вы сразу и 7 гномов.
Д.МАРЬЯНОВ – Вот они, конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – Вот они, понятно.
Д.МАРЬЯНОВ – Замечательный спектакль! От «Белоснежки» не осталось ничего!
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, конечно, набор таких…
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, конечно, что там может быть? Какие гномы там могут быть? То, что происходит там на сцене, невозможно…
Э.НИКОЛАЕВА – Смешно же, наверное.
Д.МАРЬЯНОВ – Смешно, но не могу это описать словами.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, ладно, денег заработать, значит, хочется, но не всегда, да? А расскажите, Дим, на личном опыте, как попасть в телесериал? А то я тут поснималась пару раз, получается, в «Ментах», операх вот, в роли журналистки Анны Романовны Тихоновой, а потом меня вдруг как-то раз, и забыли! И мне все говорят: «Элиночка, когда же мы тебя снова увидим в роли журналистки Анны Романовны Тихоновой?» Я говорю: «Не знаю, может, я плохо сыграла?» На личном опыте, как попасть в телесериал, чтобы не забыли сразу после первого кадра?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, все очень просто. Знакомитесь с богатым человеком. Пишете сценарий. Нанимаете режиссера и говорите: «Снимай меня в главной роли».
Э.НИКОЛАЕВА – Блин.
Д.МАРЬЯНОВ – Очень все просто, все очень просто. Либо нужно иметь друга, который нашел и который написал сценарий, который нашел богатого человека и который снял сценарий с тобой в главной роли. Вот, например, это - последняя моя работа, это фильм «Сатисфакция».
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, и кто там был друг?
Д.МАРЬЯНОВ – Мой друг, Михаил Шевчук. Да. Актер и режиссер, постановщик боев в «Графине де Монсоро», «Королеве Марго». Вот, пожалуйста.
Э.НИКОЛАЕВА – Клево.
Д.МАРЬЯНОВ – Либо так. На самом деле, все через знакомство.
Э.НИКОЛАЕВА – Вот и я так всегда думала. Либо через постель.
Д.МАРЬЯНОВ – Либо через это, да.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, перед тобой-то такая проблема не стоит, Дим?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, знаете, в каком количестве, сколько сейчас этих режиссеров, которые ненормальные, хотя нет, хотя не знаю…
Э.НИКОЛАЕВА – Было, предложения были?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, нет, конечно. Что? Не, не, не.
Э.НИКОЛАЕВА – Начал врать и понял, что зайдет далеко. Ближе к Вашему последнему фильму, Дим. Где, кстати, снимались сцены в тюрьме? Вот ты начал рассказывать про это.
Д.МАРЬЯНОВ – И в тюрьме снимали, Новочеркасская тюрьма, там, где сидел Чекотило и т.д., это Ростовская, и колонию саму снимали, это – город Апшеронск ИТК № 5, колония строгого режима.
Э.НИКОЛАЕВА – Страшно было?
Д.МАРЬЯНОВ – Да.
Э.НИКОЛАЕВА – А Вы не сидели сами?
Д.МАРЬЯНОВ – Слава Богу, нет. Ну, от тюрьмы, да, от сумы, как говорят, не зарекайся, но честно вот… Вот посмотрел на это, не хочется.
Э.НИКОЛАЕВА – Не тянет.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, вообще.
Э.НИКОЛАЕВА – Не тянет.
Д.МАРЬЯНОВ – Да.
Э.НИКОЛАЕВА – Дим. Ну, теперь у Вас есть хороший опыт, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, в чем? Смотря в чем? Что Вы имеете ввиду?
Э.НИКОЛАЕВА – Хороший опыт, как сидеть.
Д.МАРЬЯНОВ – А, не, не знаю, не знаю, это все…
Э.НИКОЛАЕВА – Как сидят.
Д.МАРЬЯНОВ – Как сидят, видел, да. Там что-то… Даже многие вот сейчас мне говорят, что, слушай, по фене, там, у вас все очень хорошо так разговаривают.
Э.НИКОЛАЕВА – Да?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, там реально подходили люди. Так не говорят, так не делают.
Э.НИКОЛАЕВА – Свои консультации давали.
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно, конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Самое время объявить рубрику: «Культура - мультура». В соответствии с темой, Дима, хочу Вас спросить, а как Вы относитесь к так называемым блатным песням и прочему блатному творчеству, столь популярному в нашей стране?
Д.МАРЬЯНОВ – Да, если я сажусь в машину, в такси, и там идет радио «Шансон», я прошу переключить.
Э.НИКОЛАЕВА – Не нравится, короче.
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, знаете, «Шансон», если имеется в виду авторская песня там, тот же самый Владимир Высоцкий, еще есть огромное количество людей, которые там… Хотя, кроме вот его, я, на самом деле, больше никого и не люблю. Я не люблю КСП вот это.
Э.НИКОЛАЕВА – Я тоже не люблю, берут гитары...
Д.МАРЬЯНОВ – И не люблю «Шансон».
Э.НИКОЛАЕВА – … и начинают выть как кошки.
Д.МАРЬЯНОВ – Вот особенно, если они воют про то, чего не знают. И на самом деле, это очень много касается вот шансонных ребят, которые там… Многие из них не сидели, а про что, зачем поют, непонятно. Хотя мне потом объяснили, почему так популярно.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, почему?
Д.МАРЬЯНОВ – Потому что люди, которые едут в машине им не интересно вот размазывание соплей по стеклу…
Э.НИКОЛАЕВА – По другим радиостанциям которые звучат.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, потому что я тебя люблю и ты от меня ушла, нам с тобою хорошо. И все такое прочее. А в шансоне, в этой песне заложен конкретный рассказ. Вот просто рассказ…
Э.НИКОЛАЕВА – О судьбине.
Д.МАРЬЯНОВ – О судьбе, которую просто вот … О моменте жизни, о фрагменте жизни. Вот он… эту историю послушать интересно.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Т.е. просто он как про себя, как мы с Вами сейчас рассказываем, про Вас Дим, так вот…
Д.МАРЬЯНОВ – Да, наверное, да.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Хотите Вам открою секрет актерского успеха, Дима?
Д.МАРЬЯНОВ – Так, интересно.
Э.НИКОЛАЕВА – Сейчас открою. По-моему, это – голос. Вот всех известных актеров можно узнать по радио. Там, Высоцкого, Фрейндлих, Ланового, Копеляна. А кто лишен этого, всегда на вторых ролях.
Д.МАРЬЯНОВ – Да?
Э.НИКОЛАЕВА – Да. У Вас есть голос узнаваемый? Вас могут узнать: так, это – Марьянов сидит в студии «Эха Москвы», в программе «Какого черта!». Димка, Димка, точно Димка, он, да, нет, я тебе говорю: он, он! Ну, слышишь, как он говорит? Есть какое-то знаковое слово именно марьяновское?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, там, может быть, не слово? Я не знаю, слушайте, все, я сейчас впадаю в депрессию.
Э.НИКОЛАЕВА – Когда-нибудь Вам говорили…
Д.МАРЬЯНОВ – Если мне скажут, что, слушай, я слышал там, меня не будут узнавать по голосу, я же буду, сказали, что я на вторых ролях. Вы понимаете, что Вы сейчас вгоняете меня в депрессию? Нет, скажите, что меня будут узнавать.
Э.НИКОЛАЕВА – А надо говорить постоянно какое-то знаковое такое что-то, что-то придумать.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, хорошо, не в каждой же роли можно говорить это слово. А будешь озвучивать какого-нибудь ежика, и будешь там говорить какое-то слово, которое, может быть, не очень приличное будет. Да, ладно! Вот там…
Э.НИКОЛАЕВА – А кстати, не озвучивали каких-то этих голливудских актеров? Сейчас же модно. Каждому артисту прикрепляется свой голос, этот голос везде, из фильма в фильм.
Д.МАРЬЯНОВ – Я пробовал с… Бреда Питта. Я приезжал вот на пробы… Ну, мне не нравится, как они озвучивают картины. То, что они просили делать меня, это какой-то сладкоголосый, прошу прощения, не совсем мужеподобный человек.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, чего они просили делать?
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, голос выше надо говорить. Почему-то нужно говорить вот так, Бред Пит должен говорить вот так. Почему? Когда слушаешь его, он там говорит таким голосом нормальным, говорит: «Девочка моя, иди сюда». И все такое. Почему я должен говорить? Когда смотришь дубляж, нормальный мужчина Бред Пит говорит таким голосом: «Девочка моя, иди сюда». Ребята, вы что? Вы кого в стране растите?
Э.НИКОЛАЕВА – Да, кого вы хотите.
Д.МАРЬЯНОВ – Кого, стране нужны герои, а вы растите непонятно что.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Рубрика «Занимательная история». Практически она у нас уже произошла. Теоретический спор переведем в практическую плоскость. От Вас, Дима, требуется художественное исполнение в рассказе о своей актерской жизни. Было что-нибудь? «Вот помню я, снимали мы этот фильм или эту сцену или в энтом спектакле у нас случилось вот такое». Ну, расскажите про гномиков поподробнее, как выходит на сцену Гоша Куценко. Вот очень Вы меня этими гномиками заинтриговали. А как на это ему отвечает, там… Кто там еще?
Д.МАРЬЯНОВ – Первое появление вот гномиков – это, по-моему, гениальная придумка, когда вот все вышеперечисленные люди под пафосную музыку и темнота, красный свет… Вот все эти люди, 7 человек выходят с факелами в костюмах младенцев. В памперсах в огромных…
Э.НИКОЛАЕВА – С чепчиками?
Д.МАРЬЯНОВ – С чепчиками огромными. И вот они пафосно идут в рапиде. Вот это появление!
Э.НИКОЛАЕВА – Это - «Занимательная история». Так. Дмитрий Марьянов в сериале «Боец». У него – главная роль! Дим, ну, что теперь, после «Бойца», пойдете по рукам криминальных режиссеров.
Д.МАРЬЯНОВ – Почему? Нет, вот после «Бойца» я снялся вот «Сатисфакция». Это – первая половина 19-го века, граф Аннинский. Никакого криминала практически. Нет, тоже там человек сидит в тюрьме. Он опять дерется на шпагах.
Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Ну, это уже на высшем уровне криминал такой, да?
Д.МАРЬЯНОВ – Нет, Миша, поскольку только закончили снимать вот этого «Бойца», и буквально через 3-4 дня у меня начались съемки там. Ну, здесь «Боец», меня только из зоны привезли, а здесь я - граф Аннинский. И Миша Шевчук, режиссер, он так…
Э.НИКОЛАЕВА – Напрягся.
Д.МАЬЯНОВ – Он напрягся, он из меня выбивал эту зону-то. Выбивал, говорил: «Дима, ты прости. Ты все, этот свой блатняк ты оставь там, ладно?»
Э.НИКОЛАЕВА – Ты же, блин, граф!
Д.МАРЬЯНОВ – Ты граф, ты что делаешь-то? А я не понимал, что… Мне так…
Э.НИКОЛАЕВА – Пальцы уже веером по привычке.
Д.МАРЬЯНОВ – По привычке уже, да, … хрустеть начинаешь. Думаешь, чего такое? Он говорит: «Графья так не говорят! Они как-то все… Они посылают, но даже приятно посылают».
Э.НИКОЛАЕВА – Ладно, хорошо. Зато, может, теперь в рекламе снимут. Вы же теперь – звезда, Дим. Не предлагали еще?
Д.МАРЬЯНОВ – Вот. Нет, не предлагали, но я знаю точно, где я, в какой рекламе не снимусь. Вероятно, в рекламе шампуня для волос. Я не лысый, но просто я говорю, что как сложно так брать сантиметровый волос и говорить: «Смотрите, какие у меня хорошие волосы! Вот миллиметр между пальцами и черепом, вот это – волосы! Смотрите, как они хорошо выглядят, какие они крепкие».
Э.НИКОЛАЕВА – Кстати, Дима, а в жизни Вам не хотелось стать зятем такого же миллионера, как в фильме «Боец»? При условии, конечно, что все будут живы.
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно, а кому не хочется иметь миллион и ничего не делать? Это же прекрасно. Это по-моему мечта всех нормальных… Это потом, когда ты уже полтора года проковыряешься в носу, лежа на Багамских островах, и поймешь, что у тебя еще 10 миллионов есть, которые ты можешь на что угодно потратить, думаю, вот здесь начнешь: «Давай-ка чего-нибудь придумаем! Давай-ка чего-нибудь буду делать». Но так уже чисто для себя. А так чего? Конечно. А Вы бы не захотели?
Э.НИКОЛАЕВА – Захотела бы, наверное.
Д.МАРЬЯНОВ – Конечно. Наверное! Да, ладно. Наверное! Конечно.
Э.НИКОЛАЕВА – Какого черта в аннотации к фильму «Боец» Вы, Дмитрий, говорите, что жизнь – паскудная штука? Вот мудрые индийцы говорят, что проклятье – нельзя отменить, а Вы, типа, вот на жизнь такую печать кладете.
Д.МАРЬЯНОВ – Ну, на самом деле, это говорил не я. Это говорили какие-то корреспонденты, которые что хотят, то и говорят.
Э.НИКОЛАЕВА – А, понятно.
Д.МАРЬЯНОВ – Вот Вы с них и спрашивайте.
Э.НИКОЛАЕВА – Ну, т.е. это не Ваша…
Д.МАРЬЯНОВ – Жизнь – прекрасная штука, прекрасная. Мы вот идем и не замечаем, что солнце светит там… Да, снег растаял. И Бог с ним! Зато можно посмотреть на небо. Оно пасмурное, можно посмотреть на дома. Они все серые, можно посмотреть на витрины. Витрина закрыта, там ремонт, но можно посмотреть куда угодно. Но где-то что-то можно найти хорошее. По крайней мере, можно посмотреть в зеркало, но только не с утра.
Э.НИКОЛАЕВА – Уже будет приятно. Ну, я-то помню еще по «Ученой обезьяне», что Дмитрий Марьянов – веселый человек. Ну, на том и расстанемся. Всем пока. Смотрите фильмы с Дмитрием Марьяновым. Да здравствуют супермены! К черту, понимаешь, хлюпиков! В эфире были: я, ведущая программы «Какого черта!», Элина Николаева и…
Д.МАРЬЯНОВ – Я, и просто – я.
Э.НИКОЛАЕВА – Дмитрий Марьянов.
Д.МАРЬЯНОВ – Дмитрий Марьянов.
Э.НИКОЛАЕВА – В сериале «Боец» у него главная роль.
Д.МАРЬЯНОВ – Да, смотрите, пожалуйста, моего Макса, смотрите, узнавайте меня по голосу, да, я такой, да.

           

 

 

Моя администрация:
  • Администрирование и информационная поддержка © Елена
  • Дизайн сайта, администрирование и техническое обеспечение © Val